Ooo-agrohim.ru

Агро Химия
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Роза Кабаре (Cabaret ) 01

Роза Кабаре

Розыгрыш РозыгрышНовинка в нашем интернет-магазине cvetbel.by Новинка в нашем интернет-магазине cvetbel.by Новинка в нашем интернет-магазине cvetbel.by

Характеристика
Световой режимсолнце
Ширина взрослого растения1,0-1,25 м.
Диаметр цветка10-11 см
Высота взрослого растения0,9-1,0 м.
Морозостойкость6a (от -20,6С до -23,3С)
СелекцияФранция
ЦветениеПовторное
АроматСлабый
ГруппаЧайно-гибридные
Данные о посадочном материале
Возраст саженца2-х летний
ПодвойRosa canina
Стандарт поставкиПривитый саженец в пакете с торфом
ПроизводительРБ
Срок отправки15 марта – 30 апреля.

Рекомендуемые

Барбарис Тунберга Чикита (Chikita) Новинка. С2

Польский сорт.Барбарис Тунберга Чикита — изящный кустарник. Раскидистая, довольно крупная крона с не.

Пузыреплодник калинолистный Ждеховице (Zdechovice) Новинка.С2,5

Новинка польской селекции! Высота куста 1,5м. Молодые листья бронзово-оранжевые с тёмным жилкованием.

Рододендрон Нова Зембла (Nova Zembla) С3, 3 года

Вечнозелёный декоративный кустарник с быстрыми темпами роста. Многочисленные зелёные побеги молодого.

Пузыреплодник калинолистный Ред Барон (Red Baron) С2

Пузыреплодник калинолистный Ред Барон (Red Baron) С2

Раскидистый кустарник до 2м высотой и таким же диаметром. В молодом возрасте растет вверх, позже вет.

Хит продаж

Роза Абрахам дерби (Abraham Darby)

Элитный парфюм, доступный каждому! Предзаказ Весна 2022. Возможны изменения (отказ по позиции) Эт.

Роза Мириам (Myriam)

Нежнее нежного! Предзаказ Весна 2022. Возможны изменения (отказ по позиции) Роза Мириам окутывае.

Роза Артемис ( Artemis)01

Сильная и красивая! Предзаказ Весна 2022. Возможны изменения (отказ по позиции) Куст вырастает до.

Роза Бенджамин Бриттен (Benjamin Britten)

Особая окраска! Предзаказ Весна 2022. Возможны изменения (отказ по позиции) Это сорт необычной дл.

Что правда, а что вымысел в фильме Вертинский

Что правда, а что вымысел в фильме Вертинский

Сериал «Вертинский», который завершается на Первом канале, нельзя назвать биографией в чистом виде по двум причинам.

Что правда, а что вымысел в фильме Вертинский

Во-первых, он охватывает только часть жизни артиста. За бортом оказался интереснейший, щедро описанный в мемуарах киевский период. У Вертинского были бурное детство и юность — он довел родную тетку, которая его воспитывала, до того, что она выгнала его из дома. Прямая дорога была в воры да каторжники, а поди ж ты — его всегда манила сцена. Да и московские годы изображены схематично, урывками — не показали, например, его встречи с Маяковским (по молодости Вертинский отдал должное футуризму и тоже шлялся по улицам в желтой кофте) и Игорем Северяниным, которого он так едко описал в воспоминаниях.

А во-вторых, многие персонажи и события сериала выдуманы сценаристами (Авдотья Смирнова, Анна Пармас, при участии Джона Шемякина). Резонный вопрос: зачем они это сделали, реальный же человек был, богатую жизнь прожил? Несмотря на мемуары самого Вертинского и его жены, а также воспоминания некоторых его современников, в истории его жизни хватает белых пятен. К тому же история, рассказанная на экране, имеет свои законы, у нее должен быть крепкий драматургический костяк, который еще нужно уложить в хронометраж. Поэтому сценаристы были вынуждены додумывать события, которые все-таки были, и придумывать новые, а также с нуля создавать персонажей, которых не было, но они могли бы быть.

Спал Вертинский с Верой Холодной — женой русского офицера, или нет? А с Марлен Дитрих? Черт его знает. Холодную описывал в мемуарах как-то отстраненно, Дитрих вообще едва упомянул. Но ведь не принято было тогда в подробностях описывать свою личную жизнь. Вполне возможно, что «что-то было» — особенно, что касается Дитрих (одна его песня «Марлен» говорит о многом, и тот факт, что актриса навестила могилу Вертинского, когда в 1964 году приехала в СССР). Но эту расплывчатость в сериале показать нельзя — это же кино, интересно должно быть. Поэтому мы видим в нем размашистые эротические сцены (иногда даже чересчур размашистые).

Парадоксальным образом все эти придумки работают на создание реалистичного образа Вертинского, помогают нам прочувствовать его как личность. Вертинский в сериале Авдотьи Смирновой получился очень живой и настоящий, как бы несуразно ни смотрелись некоторые сцены. Остановимся на некоторых придумках поподробнее.

Кое-что происходившее с Вертинским и описанное им в мемуарах в сериале было приписано другим персонажам. Например, в действительности именно Вертинский донюхался кокаина до галлюцинаций и ему в трамвае привиделся Пушкин — певец честно об этом пишет. А в сериале солнце русской поэзии привиделось Константину Агееву (кстати, выдуманному герою — об этом ниже). Наверное, это показалось авторам более логичным — поэту привиделся поэт.

Совсем иначе, чем в сериале, артист попал в санитарный поезд, где спасал раненых. У Авдотьи Смирновой все происходит случайно — Вертинский шел по Москве, увидел раненых солдат, был потрясен, кто-то попросил его отвезти документ в санитарный поезд, тот тронулся, а остановок нет… На самом деле Вертинский вместе с другими волонтерами долго готовил этот поезд (его организовала дочь Саввы Мамонтова Мария), а потом сознательно поехал на фронт.

В Константинополе сериальный Вертинский открывает кабаре «Черная роза» на пару с ушлым импресарио в исполнении Сергея Роста, который в первой серии был режиссером немой фильмы с участием сестры певца. Ничего подобного в жизни, конечно, не было: согласно мемуарам, «Черную розу» Вертинский открыл вместе с Нуриддин-беем — бывшим турецким дипломатом в России.

Не поместились в сериал гастроли по Ближнем Востоку, которые Вертинский так колоритно описывал — серий-то всего восемь. Да и выступления в Бессарабии в румынский период тоже не влезли — а там артист очень тосковал, видя на том берегу Дуная недоступную ему Россию.

Из проекта также выпала Польша. Вертинский, намучившись в Румынии, по сюжету благополучно добирается сразу до Парижа, хотя на самом деле была еще рукоплескавшая ему Варшава, где он, кстати, познакомился со своей первой женой. Про нее так мало известно, что авторы сценария оторвались от души: переселили в Париж и придумали ей тайную любовь к красавчику-бандюгану, которому потом отрубили голову на гильотине. Самые откровенные постельные сцены отдали тоже ей. А что? Получилось весело и остросюжетно. В сериале Вертинский женится на ней, чтобы… расстаться — ему уже все про нее понятно. Но он поступает благородно: дарит ей свою фамилию и дает денег, чтобы ей легче жилось.

В пятом серии главный герой случайно встречает Марлен Дитрих на скамейке в парке — Виктория Исакова в этом образе с аппетитом поглощает багет, а он тащит ее на рыбный рынок насладиться свежесваренным буайбесом. В мемуарах реальный Вертинский упоминает, что впервые увидел актрису в кабаре «Казанова», где он выступал. Но сцена с багетом и буйабесом интереснее, ее можно рассказывать.

Из Америки Вертинский едет в Шанхай. В сериале — чисто на гастроли, а потом не может вернуться из-за сменившейся геополитической обстановки, хотя его ждут на съемки. В мемуарах же артист с такой ненавистью описывает Штаты — не понравилось ему там буквально все: еда, быт — что очевидно, что он оттуда сбежал без намерения вернуться. К тому же Голливуд его не принял, поскольку кино стало звуковым, а по-английски он не говорил. Смысл возвращаться.

Множество героев сериала пришлось целиком выдумать или собрать из разных биографий. Вот основные из них.

Константин Агеев, поэт и один из лучших друзей главного героя (Сергей Уманов). Цель этого персонажа — рассказать, что происходило в России в то время, пока Вертинский был в эмиграции, и как могла бы сложиться его судьба, если бы он не уехал. Агеев принимает революцию всем сердцем, он обрел себя в Советской России. Но в итоге отсидел в лагерях, откуда вернулся сломленным человеком, лишившимся здоровья. Он не понимает, почему Вертинский решил вернуться.

Александра Бурковская, экс-командир белогвардейского отряда, завербованная НКВД и обретшая себя на службе в аппарате советского правительства (Анна Михалкова). Периодически всплывая в жизни Вертинского, она поражает его очередной сменой занятий (то она за белых, то за красных) и железобетонным спокойствием. У Бурковской есть прототипы: генерал-лейтенант Яков Слащев-Крымский — он воевал за белых, бежал в Турцию, а потом вернулся в СССР, и актриса Ярославской оперетты Бурковская, участница эсеровского восстания вы Ярославле в 1918 году.

Михаил Поляков, аккомпаниатор (Геннадий Смирнов). Это коллективный образ двух пианистов, работавших с Вертинским в эмиграции. Персонаж также раскрывает тему поднимающего голову нацизма в Германии — гибнет от рук фашистских молодчиков.

Егор Бочуров и Мира, работник советского посольства в Германии (Михаил Трухин и Наталья Рогожкина). Вертинский поддерживал отношения с советскими дипломатами — за это его ненавидели многие в эмигрантской тусовке, считая шпионом (хотя советским агентом он не был). Эту сторону его жизни и раскрывают персонажи. Вертинский стремится вернуться в Россию, но в СССР уже началась охота на врагов народа и Бочуров оказывается совсем не тем, за кого Вертинский его принимал…

Елена Павловна и Таня (Алена Бабенко и Анна Виллер). Вертинский обожал женщин и заводил с ними отношения, сколь бы драматическими не были обстоятельства вокруг. Две дамы обозначают эту грань личности артиста. По сюжету дело было в Турции: Елена Павловна была совсем не прочь, но Вертинский лишь протянул ей дружескую руку; с Таней вроде завертелось, но она вскоре крутанула хвостом и уехала в Европу с компаньоном певца. Легкие штрихи на обширном полотне мужских побед и поражений Вертинского.

Мой розарий: парфюмерная вода A La Rose Maison Francis Kurkdjian

На Косметисте — я чаще пишу про парфюмерию. В последнее время у меня появилось много обзоров на уходовую и декоративную косметику, однако посты про ароматы остаются моим любимым форматом. С некоторых пор я решила, что лучше все же тематически систематизировать информацию, создавая некие рубрики. Мне очень понравились серии постов Lalique о парфюмерных нотах и любимых ароматах с ними. И я решила предложить вам на данный момент следующее — я продолжу серии постов для розоманов, серии постов о детской парфюмерии, отдельно расскажу о любимых бюджетных ароматах и продолжу давно начатую серию обзоров ароматного страноведения.

Сегодня хочу предложить вам серию «Мой Розарий», в которой постепенно познакомлю с любимейшими ароматами о розе. И первый пост по праву я посвящаю аромату, положившему начало моей розовой коллекции — A La Rose Maison Francis Kurkdjian.

Розы я любила всегда. А вот парфюмерию с запахом розы — нет. Слишком непопулярна она была во времена моей юности, слишком малочисленная группа розных духов была представлена на рынке в тот момент. То, что я встречала, чаще всего походило на популярное в тот момент болгарское розовое масло, и аналоги жирное, плотное, душное и монотонное. Вторая розовая ипостась времен моей молодости — помада-пудра-помада с косметической розовой отдушкой. Не менее душная, немного ретро, немного ностальгическая, но неживая.

Я с детства страстно обнюхивала живые розы, наслаждалась нюансами их запахов, впитывала впечатления, и мечтала, мечтала о том моменте, когда парфюмерия воплотит все их ипостаси в духах и туалетных водах и я смогу это носить на себе.

Если внимательно рассмотреть пирамидки ароматов на известных сайтах, можно обнаружить, что нота розы присутствует в подавляющем большинстве конструкций. Если вы правильно относитесь к понятию «пирамида аромата», не считая этот текст составом духов, вы поймете, что при желании и натренированности носа обнаружить розный нюанс можно в большинстве духов. Слишком разнообразны оттенки этого цветка, слишком вариативны и переменчивы.

мой любимй сорт роз с запахом личи

Современная же парфюмерия переполнена розовыми ароматами — роза/уд, роза/шафран, роза/гурманские ноты, роза/помада… вариации бесконечны. Есть и жесткие сочетания — розы перемолотые газонокосилкой в кашу, розы с четким запахом металла или бетона… Но о них — позже. Для начала я мечтала собрать чистые ароматы роз. Я не могу назвать их моноароматами, так как любая роза умеет быть сложной, многокомпонентной. И именно это я и искала в духах для коллекции.

И первым пунктом моей программы была неисполнимая мечта найти нежно-розовую прохладную розу, у которой — сильный и чистый фруктовый аромат, у которой — мокрая от росы сердцевина, у которой — душистые терпкие зеленые листочки. Основные критерии — свежесть, росистость и фруктовость аромата. Отправной точкой поиска послужили случайно найденные салфетки для снятия макияжа марки Сефора с розой. Это был именно тот запах, что я искала. И, вооружившись салфеткой, я прошерстила магазины, измучила не одного консультанта, и, наконец, аромат был найден.

A La Rose Maison Francis Kurkdjian выпущен в 2014 году, в концентрации парфюмерная вода. Флакон 70 мл.

Изначально аромат был выпущен эксклюзивно для японского рынка, видимо, этот факт и объясняет прозрачность и простоту этих духов. Вроде бы, он вдохновлен розами и образом Марии Антуанетты с портрета кисти Мари Элизабет Луизы Виже-Лебрен.

фото из свободного интернета

Парфюмер Francis Kurkdjian, аромат относится к группе цветочные

Верхние ноты: бергамот, апельсин

Средние ноты: фиалка, магнолия, болгарская роза, грасская роза

Базовые ноты: белый кедр, мускус

фото из интернета

Это запах свежей утренней розы, умытой ледяной росой. Мягкий и ненавязчивый, очень прозрачный, как солнечная акварель. В сердце этой розы — цитрусовые кислые капельки, замороженные и колкие… Просто Роза, просто садовая свежая породистая роза. От дамасской ей досталась пряная кислинка, от чайной — фруктовость, от столепестковой — медовая сладость серединки. Прелесть этих духов — в отсутствии сюрпризов, в отсутствии второго дна, чертовщинки… Аромат по-азиатски сдержанный, по-азиатски понятный и прозрачный, сидящий близко к коже. Но он совершенно не по-азиатски стоек. Шлейф умеренный, а вот стойкость — часов восемь на одной громкости, не смолкая, не прерываясь, не меняясь… Он однозначно понравится лишь любителям роз и любителям политкорректных фоновых запахов. Он заставляет сердце наслаждаться жизнью, но оно не забьется быстрее, не вздрогнет — все обычно, вечный розовый сад в середине июля, привычный и предсказуемый, но очень милый!

A La Rose совершенно не любит холод. Его простота и монотонность на морозе превращается в мыльную историю. Зимой он расскажет вам о том, как вы пахнете после душа, после нанесенных дорогих средств ухода с собирательным ненавязчивым цветочным запахом. А вот солнце и тепло ему очень к лицу).

Ну конечно, я поставлю пять, так как я очень долго искала именно такую понятную и однозначную свежую розу. Но носить постоянно не могу — мне просто с ним скучно)) Думаю, и вам стало немножко скучно от изобилия розовых роз на розовом фоне на фотографиях моего обзора)

melodie_del_mar

Все эти дни Галатский берег был где-то там, впереди, на этой стороне было столько всего, что до той ноги не доходили.
Мы смотрели на него с высоты Сулеймание, с набережной Эминеню, со стен дворца Топкапы. Казалось, что были видны все улочки, и здания, и лесенки, и Галатская башня.
Но рано или поздно Золотой Рог должен быть пересечен)

-Это Стамбул Генуэзцев,- сказал знакомый,- ты сразу это увидишь. Даже Галатская башня, построена была как башня Христа Генуэзцами в 14 веке.

И это заметно в арках окон старых зданий, а особенно во дворике католического храма Св.Антония Падуанского, заходишь в ворота- и тебя окружают такие итальянские палаццо.

Это Стамбул европейцев, итальянцев и французов, это проспект Истикляль, носивший раньше имя Grand rue de Pera, где как раз к нашему приезду закрыли на реставрацию линию старинного трамвайчика, это консульства и посольства, это знаменитый отель Pera, где, по неподтвержденным сведениям, писала Агата Кристи свое «Убийство в Восточном экспрессе»,

Это магазины, это площадь Таксим, позади которой начинается еще один торговый проспект,

Это клуб фанатов футбольной команды «Галатасарай», на чью встречу с игроками мы случайно затесались. Ладно, живы остались))

Это маленькая улочка, название которой не выговоришь, во всех путеводителях называемая французской и украшающая их страницы- ничего особенного на самом деле, крутая улочка-лестница вся в цветах и столиках ресторанчиков с обеих сторон.

Гораздо интереснее сесть в кафе в райончике антикварных лавок и мастерских художников Чукурджима, где хозяин одного ресторанчика позовет хозяина соседнего, не увидевшего что мы присели за его столик. И где молодые официантки не знают ни одного слова по-английски.

На углах улочек сидят сосредоточенные стамбульские чистильщики обуви- еще одна достопримечательность города, не зависящая от района.

Но это еще и русский Стамбул.
Не будем забывать, что к 20 годам прошлого века более 150 тысяч русских эмигрантов оказались в Стамбуле.
Здесь в кабаке «Черная роза» пел Вертинский.
А открытый в то время как русский ресторан Rejans, который с первых дней был излюбленным местом встречи интеллигенции, политиков, богемы (причем не только русских), до сих пор остается в числе самых фешенебельных заведений города.
Вправо от набережной в переулочках находились три русских православных храма – весьма необычных, на крышах домов, бывших некогда постоялыми дворами для паломников, добиравшихся через Стамбул на Афон.
Сейчас храм только один- а вернее Свято-Пантелеймоново подворье, сложно разглядеть купол на крыше дома, где живут небогатые стамбульцы.
Но это действующий храм, где наряду с Патриархом Русской православной Церкви, поминается и Патриарх Константинопольский.
Здесь находятся две чудотворных иконы, написанный на Афоне образ Св. Пантелеймона, и Владимирская, подаренная русской монахиней Митрофанией.

По соседству – купол его виден с террасы Пантелеймоновского подворья- находится и подворье Андреевского скита, считающееся в Стамбуле русской церковью. Хотя давно уже принадлежит грекам.
А проспект Истикляль весь перекопали, кроме того, что трамвайчик временно отменили, что не добавило радости от знакомства с этой частью города.
-Не мой Стамбул,- так я и сказала стамбульским знакомым.
Галатский мост, соединяющий оба берега Золотого Рога- как и базары, отдельная жизнь, отдельная достопримечательность города.
На нижнем его ярусе многочисленные ресторанчики.

Каюсь- наврала стамбульским знакомым, что попробовали там рыбу («Вы до сих пор не ели рыбу в Стамбуле. »), но прокололась.
Скумбрия на гриле с батоном стоит там 150 рублей в переводе с турецкой лиры, рыба в тарелочке с ресторанной подачей, подороже, но оказалось, что я зря выпендривалась- рыбу надо есть совсем в другом месте, как минимум уплыть по Босфору в деревушку Сарыер.
Мы реабилитировались, но об этом позднее.
А пока даже съеденный в ресторане морской окунь- леврек- мне засчитан не был. Так себе был окунь, между нами говоря!

В любое время года, в любую погоду нескончаемым потоком льются в воды Золотого Рога лески удочек рыбаков с Галатского моста.

Под солнцем они кажутся тонкими золотыми нитями, падающими с неба в воду.

Сюда и на набережную Эминеню приходят целыми семьями, поймать крохотных рыбешек, которые так вкусны, обжаренные в кипящем масле на раскаленной сковороде.

Мы не успеем увидеть многое- дворец Долмабахче, и византийские крепости,и посмотреть на Стамбул с высоты смотровой площадки кафе Пьер Лоти, а главное – дождь в последние два дня нашей поездки не позволит уплыть на Принцевы острова, где нет автомобилей, а приезжих встречают конные экипажи.
мы не купим билеты на прогулочный круиз по Босфору и даже не уплывем в так рекомендованный Сарыер «как настоящие стамбульцы», погулять по берегу моря и поесть рыбы.
Но одно мы должны были сделать обязательно:этим вечером мы пойдем смотреть танцующих дервишей.

Увидеть их можно в двух местах- на вокзале Сиркеджи, куда до сих пор прибывает «Восточный Экспресс», дервиши там по вторникам и субботам в 19.30 (билеты на месте, но надо придти пораньше, чтобы занять удачное место), билет стоит 40 лир.
Кстати вокзал сам по себе достопримечательность Стамбула, включая знаменитый ресторан и бесплатный железнодорожный музей.

А еще дервишей можно увидеть 4 раза в неделю в культурном центре Ходжа-Паша, по соседству с вокзалом, но уже за 70 лир.
Увы- с вокзалом было не совсем понятно, никто не смог подтвердить, что «мероприятие» состоится, а вот с Ходжа- Паша все было ясно. Кроме адреса) Вернее, адрес то был, и на гугл картах нашли, но это не помогло- долго искали мы сам центр и вход в него с помощью местных прохожих, окончательно заблудившись в переулках и переулках внутри переулков.

Танцующие дервиши- одна из завлекалочек Стамбула.
На самом деле это не танец- это молитва, это религиозная церемония.

Суфизм- одна из мистических разновидностей ислама. Молитвенный ритуал Сема, его часть, стал объектом мирового культурного наследия прошлого, охраняемым ЮНЕСКО.
Все во вселенной вокруг нас вращается- земля вокруг солнца, атомы, кровь в человеческом теле.
И однажды вращение стало молитвой, стало способом единения с Небесами, путешествием к Создателю.
Каждый шаг ритуала имеет свое назначение и название, каждый звук, каждая музыкальная тема.
Звучат трубы и барабаны, гортанный голос Айинхана, певца.
Выходят в круг фигуры в черных плащах, встают на колени и опускают головы и ладони на ковер, на белую шкуру, постеленную для них.
Музыка и ритуалы переходов и поклонов завораживают и гипнотизируют, но вот сброшены черные плащи и неожиданно один за другим начинают кружиться фигуры и развиваются их белые одежды, это затягивает, и кружится твоя голова, но вдруг одна за одной фигуры замедляют свое вращение, и снова опускаются на колени, и снова ритуал поклонов и переходов, и снова начинается кружение белоснежных одежд, рук, фигур.

«Если ты вошел в Сема, то окажешься совершенно вне двух миров»…

…Мы вечно суетимся, убегаем,
И тем спастись и скрыться полагаем, —
Но от кого? Задумайся на миг:
От Бога? Или от себя самих.
(Джалал-Ад-Дин Руми)

По имени этого персидского поэта, кстати весьма известного и у нас, в Стамбуле и зовут дервишей- Руми.

В бесконечном пространстве кружатся белые фигуры, находя для себя бесконечное совершенство между рождением и бесконечным существованием…

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Роза Домэн дэ Сэн Жан де Борегар
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector